Мечта эстета – обюссонновские ковры

Приз на самый красивый в мире ковер несомненно выиграют … обюссоновские ковры. Это – такой же шедевр из Франции, как проза Гюго или искусство Высокой моды. Так получилось, что в Средневековом Королевстве ковры были своеобразным фетишем. Позволить себе иметь ворсистое напольное покрытие могли только члены монаршей семьи, их ближайшие родственники да религиозная знать.

Известный нам по «Трем мушкетерам» Людовик XIII строго следил, чтобы никто из подданных не наступал на Его ковер, а церковные деятели расстилали драгоценные изделия перед алтарем. Если на эти изделия был такой спрос, то самые разумные предприниматели постарались его удовлетворить.

Ковры Савонери – предшественники обюссоновских ковров

Некий Пьер Дюпон – иллюстратор сакральной литературы, открыл первую во Франции, да и во всей Европе, мануфактуру для производства напольных ковров и гобеленов. С последними не было проблем. Гобелены в Европе ткали давно, завешивая каменные стены замков, а вот с напольным покрытием французам пришлось помучиться. Это сейчас вы можете спокойно купить ковер в Липецке, а в свое время Пьеру Дюпону потребовалось целых 15 лет, пока он перенял технологию изготовления ковров, привезенных из Азии. Для этого ему пришлось разобрать на ниточки несколько очень дорогих - буквально драгоценных, ковров. Благо, что доходы от гобеленов позволяли ему делать такие дорогостоящие опыты.

В итоге, в 1608 году Франция увидела первые ковры из шерсти и шелка с ворсистой поверхностью отечественного производства. Первым заказчиком стал король. Для него выткали 92 ковра, часть из которых сегодня можно увидеть на экскурсии в Версале. В очередь после короля выстроилась череда аристократов, но «ковры Савонери» - местное прозвище фабрики грубых текстильных изделий, не могли удовлетворить потребности всех желающих.

Мануфактура в Обюссоне

Поэтому в Обюссоне – регион Лимузен, была открыта еще одна мануфактура. Почему? Это был город ткачей, знаменитых на всю страну производством гобеленов. Поэтому местные мастера легко переняли технологию изготовления ковра с ворсистой поверхностью, наложив на нее собственное виденье красок и национальную символику.

В 1743 году Обюссоновская мануфактура заработала, радуя покупателей совершенными в своей красоте изделиями, изготовленными в единственном экземпляре. Кроме эстетики и удовлетворения вкусов знати, она приносила неплохой доход владельцам и контролирующему процесс королю.

В 1839 году на фабрике установили жаккардовые машины, завершив во Франции эру ручного ковроткачества. После этого весь ковровый «хэндмейд» мгновенно взлетел в цене, став предметом коллекционирования. Известный факт, что параллельно с основным производством, в Обюссоне заработала фабрика, на которой массово изготовляли подделки, которые потом искусственно старили.